Запах дыма

Запах дыма

Ощущала то запах дыма, то горящего мяса. Утверждала, что при помощи телевизора следят за ее поступками, узнают ее мысли, о чем бы она ни подумала, все становится известно им. Прибывшего врача-психиатра, по вызову соседей, в комнату не пустила, приняла его за переодетого шпиона. Зайдя в туалетную комнату, повесилась, но вскоре была снята с петли. В таком состоянии больная была госпитализирована в психиатрическую клинику, где находилась с 15 XI 1960 г. по 8 V 1961 г.

При поступлении в клинику в неврологическом статусе было отмечено: незначительный птоз век, неравномерность зрачков (слева шире), вялая реакция зрачков на свет. Сглаженность носогубной складки справа. Анизо рефлексия коленных и ахилловых рефлексов (справа вялее). Нижний симптом Брудзинского нерезко выражен. Координационные пробы выполняла.

Спинномозговая жидкость: бесцветная, прозрачная. Белок—0,38. Реакция Панди и Нонне-Апельта положительные. Цитоз 10 в 1 мм3 (преобладают лимфоциты). Реакция Вассермана отрицательная. Глазное дно: соски зрительных нервов розовые, границы определяются, артерии заметно извиты, калибр не нарушен, вены не изменены.

В первые дни поступления в клинику была напряжена, недоступна, злобна, агрессивна. Временами оголялась, нецензурно бранилась. Затем состояние несколько изменилось; то громко кричала, отказывалась от еды И процедур, утверждая, что через пищу и уколы хотят её умертвить, то становилась молчаливой, безучастной к окружающему. На вопросы по существу не отвечала, со злобой заявляла: «Нечего меня спрашивать, я вам не эксперимент, вы спрашиваете, чтобы мне делать очередную подлость». Е результате многократных бесед, из отдельных высказываний больной удалось установить, что госпитализацию в клинику считала делом рук своих преследователей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

23.01.2018