Патологическое расстройство

Патологическое расстройство

А. А. Перельман (1931) писал, что синдром Кандинского— Клерамбо нередко входит в состав шизофренического синдрома, составляя неотъемлемую его часть.

Ю. В. Каннабих и С. А. Лиознер (1934), изучившие особенности проявления галлюцинаций в виде окликов в начальных стадиях шизофрении, пришли к выводу, что беззвучные оклики (псевдогаллюцинации), принадлежащие совершенно незнакомым лицам и обращенные к больным по уменьшительному имени, нигде, кроме рудиментарных или начальных форм шизофрении, не встречаются и являются специфичными для шизофрении. Касаясь беззвучных окликов, далее авторы писали: «они представляют собой частный случай психического автоматизма, разыгрывающегося в одной из сенсорных областей (слуховой), которая по неизвестным нам причинам чаще всего именно при шизофрении обнаруживает патологическое расстройство».

А. А. Портнов и Д. Д. Федотов (1960), касаясь дифференциального диагноза хронического алкогольного галлюциноза от шизофрении, указывают, что при хроническом алкогольном галлюцинозе чаще всего бывают истинные галлюцинации, тогда как при шизофрении—«псевдогаллюцинации Кандинского».

Некоторые исследователи при дифференциальном диагнозе синдрома психического автоматизма, возникшего на различной почве, придают определенное значение клинико-психопатологическим особенностям самого синдрома психического автоматизма. Р. Я. Голант (1939) развитие бредовых идей воздействия рассматривала как специфическую особенность синдрома психического автоматизма при шизофрении в отличие от эпидемического энцефалита. П. Е. Ермаков (1935), касаясь особенности синдрома Кандинского—Клерамбо при органических и токсических процессах, указывал, что здесь имеет место диссоциация личности в своих переживаниях в смысле их собственным «я», наряду с целостностью последнего, реалистической установкой, конкретным оппозиционным отношением этого преуменьшенного «я» к своим неусвоенным болезненным компонентам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

23.01.2018