Истинные галлюцинации

Истинные галлюцинации

 Е. А. Попов (1958а), говоря о различии между псевдогаллюцинациями и истинными галлюцинациями, подчеркивал, что псевдогаллюцинации локализуются больным не в «объективном», а в «субъективном пространстве»: видятся «духовными очами», «слышатся внутренним ухом». По мнению М. О.. Гуревича (1949), «псевдогаллюцинации не проецируются во вне, они воспринимаются внутри себя, чаще в голове». Н. Виноградов (1963), характеризуя псевдогаллюцинации, ограничивается лишь утверждением, что они, в отличие от истинных галлюцинаций, не проецируются вовне.

Другие авторы указывают, что псевдогаллюцинации, как и истинные галлюцинации, могут проецироваться вовне, следовательно, отсутствие или наличие экстрапроекции псевдогаллюцинаторных образов не может служить разграничительным признаком псевдогаллюцинаций. Считал, что «псевдогаллюцинации тем отличаются от истинных галлюцинаций, что, хотя и проецируются вовне, однако не имеют того характера объективной реальности, которым обладают истинные галлюцинации». Краинский (1960), полагал, что псевдогаллюцинации, как и истинные галлюцинации, проецируются вовне. О. В. Кербиков (1949), ссылаясь на указание В. X. Кандинского о том, что при всех трех разновидностях субъективных восприятий (образы воспоминания, фантазии; псевдогаллюцинации, галлюцинации) чувственные образы одинаково проецируются наружу, пишет: «Таким образом, выдвигаемый разграничительный признак между псевдогаллюцинациями и галлюцинациями—проекция вовне только последних—не является, по Кандинскому, решающим признаком, ибо и первые две категории явлений могут проецироваться вовне». А. А. Перельман (1959) указывал, что псевдогаллюцинаторные образы могут проецироваться наружу, но при этом они не сливаются с внешним миром.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

23.01.2018