Вышеприведенный случай

Вышеприведенный случай

Если вышеприведенный случай разобрать с точки зрения современной классификации синдрома психического автоматизма, то можно сказать, что у Матьюса, наряду с бредовыми идеями воздействия, преследования, истинными слуховыми и зрительными галлюцинациями, имели место симптомы всех вики; автоматизма: ассоциативного (чужие, сделанные представления и мысли, связанность собственных суждений, сделанные сны и сновидения), кинестетического (задержка речи и т. п.) сенестопатического автоматизма. Этот случай примечателен еще тем, что он содержит одно из самых ранних описаний (1S10) тех психопатологических феноменов, которые впоследствии вошли в синдром, описанный В. X. Кандинским.

В некоторых работах отечественных психиатров первой половины XIX столетия также имеются описания отдельных психопатологических проявлений синдрома психического автоматизма. В книге П. Бутковского «Душевные болезни, изложенные сообразно началам нынешнего учения психиатрии», вышедшей в 1834 г., приводятся отдельные высказывания больных, относящиеся к синдрому психического автоматизма. Описывая признаки меланхолии, П. Бутковский отмечал, что «страдающие этой болезнью понимают ложное суждение свое и часто признаются в том с досадою и отчаянием, но они совершенно не в состоянии изменить это... они уверяют, что неопределимая сила владеет их умом».

П. П. Малиновский в своем известном произведении «Помешательство, описанное так, как оно является врачу в практике» писал: «Случается, что некоторые из помешанных на вопрос — зачем они поступают нелепо, отвечают: «Я знаю, что поступаю не так, как следует, хочу воздержаться, но во мне все делается само собой,—мои мысли и действия мне не подвластны».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

23.01.2018