Сезонные подъемы

Менингококковая инфекция

Согласно данным В. А. Башенина (1955), сезонные подъемы заболеваемости менингококковой инфекцией во Франции, Англии, США в 1915, 1916, 1917 гг. наблюдались в  марте, тогда как на  территории нашей страны количество заболеваний приходилось на февраль и март.

Л. А. Фаворова и соавт. (1971) указывают, что при менингококковой инфекции в отличие от других капельных инфекций максимальная заболеваемость в Москве и Московской области приходилась на март — июнь (60—70% заболевших).

Согласно данным М. С. Петровой, К. М. Митюхляевой (1972), в Одессе максимальный подъем заболеваемости был отмечен в весенне-зимний период. На этот период приходилось 79,6% заболевших. Такая закономерность авторами объясняется резким колебанием температуры, относительной влажности воздуха, а также учащением воспалительных заболеваний дыхательных путей.

Осенне-зимний подъем заболеваемости менингококковой инфекцией В. И. Агафонов, Г. С. Миронов (1972) объясняют более тесным общением людей в закрытых помещениях.

Касаясь эпидемиологической характеристики материала собственных наблюдений по Узбекистану в целом и в условиях г. Ташкента, следует отметить, что последняя эпидемическая волна менингококковой инфекции в Узбекистане завершилась к 1945 г. С 1945 г. по 1971 г. заболеваемость регистрировалась в виде спорадических случаев с интенсивными показателями 0,05—0,1. До 1971 г. регистрировались только менингококковые менингиты, в единичных случаях с менингококкцемией.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

25.04.2018