Народы континента


Эта мысль прозвучала в Польше, но крайней мере, трижды (отметим — именно социалистическая страна была избрана в качестве трибуны). Это оказалось преддверием переориентации доктрины единой Европы — теперь интересы папского престола распространялись и на Восток, то есть на страны социалистического содружества. Ватикан предлагал принципиально новое понимание Европы: отныне, говоря о Европе, католические иерархи имеют в виду духовное единство от Португалии до Урала и от Исландии до Мальты. Ватикан, как известно, всегда чрезвычайно чутко реагировал на всякое изменение политического климата в мире, и поэтому есть все основания полагать, что нынешнее повышенное внимание к европейскому единству не может не иметь политического подтекста. Попытаемся же раскрыть этот подтекст.

Призывая народы континента к объединению, Ватикан стремится подчеркнуть свою аполитичность, утвердить за собой статус единственного незаинтересованного арбитра, способного трезво и беспристрастно взглянуть на распри капитализма и социализма. Тем самым обосновывается политическая состоятельность церкви и ее практическая незаменимость. Описывая нынешнее состояние Европы, католические руководители умышленно сгущают краски. При этом, ярко обрисовывая все кризисные явления, свойственные капиталистической части континента, главной болезнью настойчиво объявляют идеологические разногласия двух систем. Первый же взгляд на Европу, — говорит Иоанн Павел II, — обнаруживает недостаток единства, раскол, разделяющий народы Востока и Запада 27.04.2018