Жажда социального опыта



Поэтому жажда социального опыта естественна. Необходимо лишь правильно оценить и подхватить стихийно существующую мотивацию, дать ей истинный мировоззренческий ориентир, наполнить подлинно общественным смыслом. И тогда молодежь может стать наиболее ярким примером для раскрытия проблем современной революционной перестройки нашего общества. Жизнь показывает, что в самые критические, переломные периоды истории молодежь становилась вровень с эпохой и представляла собой существенные точки роста новой социальности и нового мышления.

Не случайно молодость выступает и как нравственная категория, а не просто как определение возраста. Мы ценим и уважаем тех людей, которые сохранили в себе молодость как нравственное измерение своей личности, как готовность к творческим преобразованиям жизни, к дерзанию мысли. В истории всегда ценилась эта молодость духа. Вспомним, например, Сократа, которого так любила афинская молодежь. В нем видели созвучность своему собственному мироощущению и даже нечто большее — свое будущее, воплощение собственного идеала, мудрость.

Может показаться, что пример Сократа является отдаленным историческим эпизодом. Однако именно этот пример мудрости и гражданского мужества несет в себе непреходящее историческое содержание, которое и делает Сократа современником всех последующих эпох, в том числе и нашей. Именно это обстоятельство и способно пробуждать в нашем времени подобные явления, порождать личности общечеловеческой ориентации, такие, как Валентин. Распутин, Василь Быков, Чингиз Айтматов и многие другие, которых так любит наша современная молодежь. Они сегодня являются живыми нравственными героями именно потому, что им свойственны молодость духа, непрерывные нравственные искания, способность очаровать поэзией своего подвижнического труда. 19.01.2018